Заметки гастарбайтера 4

Тип статьи:
Авторская

Предыдущие части можно найти здесь

http://nazarabotki.info/articles/20-zametki-gastarbaitera-1.html

http://nazarabotki.info/articles/21-zametki-gastarbaitera-2.html

http://nazarabotki.info/articles/23-zametki-gastarbaitera-3.html


Вскоре я всё же понял, что необходимо расти дальше. Я обнаружил в себе склонность к работе с данными. И стал развивать эту тему. Стал изучать как реляционные СУБД, так и становящуюся тогда модной тему OLAP. Попутно зацепил Data Mining. Я стал плотно учить английский язык. Постепенно я сменил несколько работ, сильно выросла зарплата.

Что касается семьи, то здесь был вариант оставить её в Минске, а самому рубить в Москве деньги на квартиру в Минске, как делали многие. Но я не сильно жаждал возвращаться в Минск. Кроме того, из рассказов гастарбайтеров, которые составляли большую часть обитателей поездов, курсирующих между Минском и Москвой, я не раз слышал об историях, когда в заработанных квартирах оставались жить совсем не зарабатывающие на них: за годы такой жизни семьи разрушались. Хотя были и обратные примеры. В общем, через год после переезда я снял неплохую квартиру в Видном и перевёз семью.

Надо сказать, что частые поездки в поездах и общение там с гастарбайтерами само по себе заслуживает если не романа, то повести. Как оказалось, за пределами Беларуси работает огромное число её граждан, причём квалифицированных и инициативных, которым, однако, не нашлось места на исторической родине. Это про «где родился, там сгодился». Много таких, у кого семьи остаются жить в Беларуси, а отцы семейств не то, чтобы там зарабатывают на квартиры – они просто зарабатывают на более или менее сносную жизнь. Ибо работы в родном посёлке просто нет, а если и есть, то на тамошнюю зарплату не прокормиться и одному. Есть ещё один момент: для того, чтобы относительно пристойно жить в РБ, нужно иметь хорошие и разветвлённые родственно-дружеские связи. Без них можно сразу заворачиваться в простыню и ползти на кладбище. А в мегаполисах вроде Москвы эта проблема выражена не так остро. Там очень много разношёрстных приезжих, большая нужда в рабочей силе, и потому проще устроиться, завести какие-то знакомства. В Беларуси люди не дружат, если не видят явной для себя выгоды. В Москве же я сразу оброс знакомствами и друзьями. Многие люди, сохраняя гражданство своей страны, прижились в Москве. Кто-то делает карьеру, кто-то вступил в брак, многие просто зарабатывают на жизнь своей семье, оставшейся где-нибудь в таджикской или киргизской глубинке.

Также я понял несостоятельность бытующих мифов о русских людях. Перестроечные и прочие пропагандисты создали образ, что русские это пьяницы и лодыри, которые только объедали трудолюбивых белорусов и украинцев, возможно, что таджиков и узбеков тоже объедали, но как-то не довелось у них поинтересоваться. Что касается пьянства, то это отчасти верно, но верно и то, что белорусы и украинцы пьют не меньше. А вот что касается трудолюбия, то русские люди им так не хвастаются, как белорусы, а работают гораздо больше и, зачастую, лучше. Другое дело, что эти усилия нередко нивелируются традиционной русской бесхозяйственностью, отсутствием западной трудовой культуры, высокой коррупцией, огромными пространствами и масштабами.

Немного коснусь бытовых моментов. С медицинским обслуживанием особых проблем у нас не было. У меня были полисы медицинского страхования ОМС и ДМС, которые предоставлял работодатель. Жена и сын лечились платно как в государственных, так и в частных клиниках. Надо сказать, что общий уровень квалификации врачей в Москве гораздо выше, чем в Минске. Мне, например, удалось вылечить серьёзное хроническое заболевание, которое в Минске мне лечить никто даже и не предлагал, типа вылечить не можем, только поддерживающее лечение. Вообще граждане РБ в случае необходимости срочной медицинской помощи могут рассчитывать на неё даже в случае отсутствия полисов ОМС и ДМС. Например, когда я заболел ангиной и пришлось вызывать скорую, никаких проблем, по крайней мере в Долгопрудном, с этим не было. Приехала бригада, оказала помощь и предложила госпитализацию, несмотря на моё гражданство.

Что касается временной регистрации, то я её поначалу просто покупал, в дальнейшем нас регистрировал хозяин снимаемой квартиры.

Что касается учёбы сына, то в муниципальные детские садики было устроиться нереально. Сначала он ходил в частный садик, потом сидел дома. В школу поступил уже в Долгопрудном. Школа была очень хорошая, но были проблемы, связанные с отсутствием у сына полиса ОМС. Нас постоянно дёргали по этому поводу.

В 2008 году приключился так называемый мировой финансовый кризис, который достаточно больно ударил по РФ, не имеющей собственной независимой финансовой системы. Настали очень неопределённые времена. В конторе, где я работал, была сокращена часть людей. И, хотя мне было сказано, что меня не уволят при любом раскладе, было над чем подумать. Число вакансий на рынке сильно уменьшилось, также уменьшился и уровень предлагаемых соискателям зарплат. В это время в РБ ИТ индустрия бурно росла. Добавив до кучи все проблемы, связанные с нашим неопределённым в РФ статусом, а также необходимость снимать квартиру, в начале 2009 года мы решились вернуться назад в Минск.

В Минске я нашёл работу буквально за 2 недели. Опять-таки, в российской компании, в которой впоследствии проработал довольно таки долго. В процессе поиска работы я столкнулся с ранее незнакомым мне явлением: надутыми молодыми «специалистами» и «менеджерами», которым я должен был доказывать, что я – не верблюд. С такими вещами в РФ мне сталкиваться не приходилось.

Подводя черту, хочу сказать, что пятилетний опыт гастарбайтерства при всех негативных моментах позволил мне войти в профессию, приобрести знания и кругозор, как в профессиональном, так и житейском плане, завести знакомства и хороших друзей. Впоследствии я не раз жалел о том, что вернулся назад. Но, с другой стороны, никто своей судьбы знать не может. В жизни в Минске для меня и моей семьи есть ряд плюсов. Однако, в любом случае о своей гастарбайтерской карьере я не жалею.


Полянский А.

393
Нет комментариев. Ваш будет первым!