Работа в США, продолжение, часть 3

Тип статьи:
Авторская

Предыдущие 2 части здесь

Первая часть

Вторая часть

Первые дни было тяжело. Так как мы работали добросовестно. Делали все качественно. После ремонта надо было отмыть пыль в комнатах и подготовить их для постояльцев. Мы работали до 11 вечера.

Потом мы научились делать все быстрее. Выяснили, что можно сделать, а что нет. Перерыв на обед можно было делать даже без вычета рабочего времени.

Потом мы стали убирать комнаты у постояльцев. Люся из Воронежа знала язык лучше всех. И ей давали 7 этаж, где самые чистые комнаты. Там самые приличные постояльцы были. И чаевые оставляли. Чем ниже этаж, тем безобразнее постояльцы, беднее, грязнее, неряшливее. Я была посередине – 3-4, иногда 5 давали.

Маша работала очень медленно, и ей стали давать частые выходные. Но русские не сдаются. Мы собрались вместе и сказали, что если не будет работы для Машеньки, мы тоже работать не будем. Они согласились.

Потом меня взяли поработать в прачечной. Я просто должна была складывать полотенчики. И все время стоять! Там было очень жарко. Я плакала. Хотела домой!

Забегая вперед, скажу, что потом все хотели в прачку. Но туда опять поставили Люсю из Воронежа.

Штат Вирджиния – «черный». И постояльцы такие.

Они на нас смотрели с пренебрежением. Удивлялись, что мы умеем читать, писать.

Многие специально загаживали комнаты так, чтоб поиздеваться. Например, размазывали торт по тумбе, рассыпали чипсы на кровати, сок на кондиционер наливали и много чего неприятного.

В те минуты я начинала для себя осознавать, что я становлюсь расисткой.

Еще один ужасный момент. Мы должны были приходить на работу каждый день, а потом нам говорили, кто из нас выходной.

И выходной одновременно двоим не давали. А по одной он нам не нужен был. Мы даже в магазин сходить не могли. Все было очень далеко. Общественного транспорта нет, только такси. А такси для нас было очень дорого.

Мы ходили пешком, до магазина ближайшего где-то около часа. Тротуары для пешеходов не предусмотрены, мы шли по обочине. Представляю, как мы выглядели. Нам все ехали и сигналили. Махали руками.

Оля из Пятигорска переехала ко мне в комнату, так как Люся вставала рано, делала зарядку, дважды ходила на завтрак, чтоб сэкономить, и еще кое-что с завтрака себе в комнату приносила для обеда. Она очень экономила (в отличие от нас). Если она говорила, что купила фруктов, это значило, что она купила одно яблоко.

В комнатах у нас было все. Кондиционер, телевизор, телефон, ванная, туалет. Микроволновку и холодильник мы себе перетащили из других комнат.

Когда мы убирали комнаты, периодически выявляли пропажи. Постояльцы увозили с собой телефоны, полотенца и пр. вещи.

Мы приехали в конце июля на работу, и оказалось, что у четырех девочек из пяти дни рождения один за другим, начиная с 29 июля. Мы праздновали все вместе. Дарили друг другу подарки. Выглядело это все как детский праздник.

Любимым нашим занятием было ходить по магазинам, что-то покупать, фотографироваться там. Даже если это был магазин для беременных.

Познакомились с хорошими людьми из России. Они нас возили на прогулки, на каток. Если надо, по магазинам.

Мужчина из Нью-Йорка продолжал мне названивать. Все расспрашивал. Обещал кучу всего выслать. (Ничего так и не прислал). Обещал, что на обратном пути поможет с жильем в Нью-Йорке (тоже не помог). Об этом потом. Но он дал мне телефон одной семьи из Ессентуков. Женщина, если мне не изменяет память, занималась пошивом одежды, а ее муж - владелец компании, которая делает компьютерные программы. Он приехал в США как учитель физкультуры, а потом стал тренировать американскую сборную.

Я позвонила им, познакомилась. Они нас к себе в гости приглашали.

Помогали нам. Возили за покупками. У меня была сложность с заменой билета в Москву, этот мужчина мне очень сильно помог. По сей день я очень благодарна ему.

В гостинице был бассейн. Но мы в нем не купались. Потом купили себе в секс-шопе купальники и буквально пару дней, уже в октябре, позагорали у бассейна, фотографировались. Короче, сделали вид, как нам тут классно!!!

Однажды в гостиницу привезли новые чистящие средства. Они были на розлив. Мы наполняли бутылки. У каждого средства было свое назначение. Я так их нанюхалась, что однажды за завтраком у меня закружилась голова. Я говорю: «Оля, я сейчас в обморок упаду». И упала.

Приехала эмедженси, стали мне задавать кучу вопросов. Чем я в детстве болела, есть ли у меня личный лечащий врач и прочее.

Потом на носилках забрали меня в больницу. Я взяла с собой Люсю, так как она язык знала хорошо, она была в качестве переводчика.

Когда меня везли, по дороге опять те же вопросы задали, привезли, в приемной опять задали, завезли, в так называемую палату (просто место за ширмой) опять задали. Люся у меня уже ничего не спрашивала. Все ответы она уже выучила.

Сделали несколько капельниц. Вечером меня забрали в гостиницу.

До сих пор где-то валяется выписка из американской больницы.

Потом несколько дней на работу я не выходила, так как у меня на весь затылок была огромная шишка.

Работы становилось с наступлением осени меньше. Мы работали по 3-4 часа в день. Приходили утром, а потом нас отправляли на выходной.

Как-то мы с Олей спустились вниз на работу и на карточке уже пробили время начала. А нам объявляют выходной. Надо было им давать эти карточки, чтоб они вычеркнули пробитое время. А мы не отдали, а просто пошли и поставили клок аут, т.е. время окончания работы. Получилось 9-00 – начало, 9-15 – окончание. А американские менеджеры, у которых в сутках не 24 часа, а два раза по 12, посчитали нам двенадцатичасовой рабочий день! Вот так нам за выходной начислили 12 часов 15 минут рабочего времени!!!

Что сильно бесило на протяжении всего пребывания, так это то, что надо постоянно улыбаться, спрашивать: «Как дела?» Это бред! Если мне не весело?! Такая я, не могу натянуто улыбаться!

Но к концу 3-го месяца, у меня это стало получаться автоматически. Я уже сама шла, спрашивала: «Как дела?», извинялась, надо и не надо. И даже когда прибыла в Москву, шла и извинялась!

Продолжение следует…

Антонина Неборак

343
Нет комментариев. Ваш будет первым!