Переезду − быть!

Переезду − быть!

Приезжая в Восточную Европу, многие русскоязычные чувствуют себя почти как дома: о родине напоминает и природа, и языки славянской группы, и даже люди, которое, как и мы, росли в стране бывшего соцблока. Но есть и принципиальные различия. Граждане Белоруссии, видеоблогеры Кристина Кремко и Александр Знахарчук рассказывают о жизни в Праге.

Мы оба родились и выросли в Беларуси, в городе Бресте. Я отучилась на строительном факультете и работала по специальности в одной из брестских компаний. Саша же с детства фанател от автомобилей, поэтому получил образование инженера-механика. Кажется, к пятому курсу его воодушевление сошло на нет, и он ушел в гандбольную команду, где, благодаря своей коммуникабельности, примерил на себя все должности — от пресс-атташе до исполнительного директора клуба.

Когда мы познакомились, Саша переходил на пятый курс, а я только собиралась сдавать документы на поступление. Он уже успел съездить за границу и немного повидать мир, я лишь покаталась из одного района города в другой и увидела много удивительного через троллейбусное окно. О путешествиях и других странах я знала из книг и зарубежных фильмов. С тех пор мы уже 11 лет вместе, из которых последние пять живем за рубежом, расширив рамки своей родины до чешской границы.

Свадьбу мы сыграли летом 2011-го, а осенью уехали в свадебное путешествие по городам Италии и Испании. Это была моя первая поездка в Европу. От удивления я пучила глаза и была похожа на глубоководного краба. Саша не выпускал из рук камеру — снимал трэвел-сюжеты. Видеосъемка тогда была его основным увлечением. Все выглядело новым и таким заманчивым: люди, их нравы, культура, еда, праздники, язык и традиции. Походило на яркие обертки конфет, но чтобы добраться до самой сути — начинки, требовалось провести в этих странах гораздо больше недели, не быть туристом и слиться с местностью, стать ее частью.

Накопленные на поездку деньги быстро таяли, однако радость бытия ощущалась все острее. Мы четко понимали, что через пару дней все это закончится, и мы вернемся в привычный мир, к работе с девяти до шести и двумя выходными в неделю. И от этого делалось не по себе. Так и возникла идея поменять что-то в своей жизни. Но чтобы уехать навсегда, нужно решить ряд вопросов: куда ехать, где взять деньги на долгое пребывание в другой стране и чем там заняться.


Переезду − быть!

Если человек задает себе вопросы, он рано или поздно найдет на них ответы. Важно лишь отгородить себя от тех, кто вносит смуту в твой мир, внушая, что ничего не изменить. Ну и преодолеть страх перед неизвестностью.

Мне в руки попала книга Тима Ферриса «Как работать четыре часа в неделю». Это не пособие по безделью, как может показаться. Там рассказывается о сути делегирования задач и вариантах удаленной работы. Мы начали окружать себя людьми, жившими в разных странах мира, и впитывать их опыт, задавая все новые вопросы. Однажды картинка сложилась. Мы просто поняли для себя, каким должен быть наш следующий шаг: «Нужно взять и уехать!» С деталями разберемся на месте. Уволились с работы и завершили начатые дела.

Помню, как я упаковала свой чемодан и сказала родителям, что еду примерно на недели две-три, чтобы оценить обстановку. Кажется, врать я никогда не умела… Вернулась домой через полгода, чтобы забрать теплые вещи.


Скромность как багаж

Заграница всегда казалась чем-то лучшим и манящим. Это чувство мы впитали с самого детства вместе с рекламой разноцветных жвачек. А иностранцев и вовсе возводили в ранг полубогов, которые светятся изнутри от чистоты мыслей, трудолюбия и талантов. Это сложилось на уровне подсознания. Думаю, все дело в том, что русские люди редко умеют рекламировать себя как товар. Заниматься этим всегда было как-то стыдно. Вроде, зачем выпячиваться? Если ты хорош, тебя и так заметят.

Поэтому, уезжая из страны, мы увозили с собой огромный багаж скромности. Мы внутренне готовились к тяжелому бою и отстаиванию своих позиций на новом рынке, чувствовали себя муравьями, которых с легкостью могут растоптать чешские сапоги. Но оказалось, что чехи довольно самодостаточные люди (читай — «ленивые»), быстро достигающие зоны комфорта и вовсе не стремящиеся тратить свою жизнь на постоянное самосовершенствование. И тот низкий старт, что мы взяли в работе сразу после переезда, быстро вывел нас на лидирующие позиции на местном рынке и за его пределами.


Дешево не будет

Пожалуй, первое, что напрягло при переезде в Прагу, это необходимость серьезно тратиться на жилье. Аренда квартиры, в которую хотелось бы возвращаться, стоила от 500 евро в месяц. Очень выручили друзья, перебравшиеся в Прагу на год раньше и разрешившие нам временно у них остановиться.

Когда я гуляла по историческому центру Праги, то всегда томно вздыхала при виде старинных домов, украшенных лепкой и вензелями. От них веяло теплом и загадкой. Из деревянных окон струился желтый свет, и казалось, что подобные дома — это идеальное место для жизни. Поэтому со временем у меня появилась очень четкая мечта — арендовать квартиру в старом доме с высокими потолками.

Свою первую квартиру мы сняли вместе с друзьями в районе недалеко от центра. На нашем доме у самой крыши переливалась золотом дата его строительства — 1890 год. Высота потолков в квартире — четыре метра, узкие деревянные окна выходили во внутренний двор и на тихую улицу. На полу скрипел радикулитом старый паркет, в ванной радостно вспыхивал газовый котел — словом, все, как я мечтала, всего за 800 евро в месяц, которые мы делили на четверых.

Но уже через месяц мне хотелось сбежать из нашего уютного гнезда, потому что жить там было невыносимо. Весь теплый воздух поднимался к потолку и сидел в засаде на высоте, поэтому даже в жаркие летние дни приходилось надевать на ноги шерстяные носки и теплый махровый халат, чтобы хоть как-то согреться. По карманах всегда был рассован набор носовых платков, который приходилось перезаряжать каждый день. Солнце практически не заглядывало в наши окна — из-за плотной застройки дома отбрасывали друг на друга тень. Без солнца было просто невозможно проснуться утром. В холодной темнице с высокими потолками сложно работалось, постоянно хотелось спать.

Сейчас думаю, что для жизни в Праге нет ничего лучше современных домов с окнами от пола до потолка и террасами на крышах последних этажей. И пусть не в центре города. Стоимость аренды таких квартир в среднем варьируется от 700 до 1000 евро в месяц. Как правило, в цену включается парковочное место в подземном гараже, камеры видеонаблюдения, расставленные по периметру здания, и отдельная кладовая комната для каждой квартиры. Сама квартира выглядит очень просто, но ей всегда можно придать индивидуальности, заглянув в «Икею» и обставив по собственному вкусу.

Коммунальные платежи — от 100 до 150 евро на человека в месяц. Как правило, люди платят какую-то условную фиксированную сумму, например, 150 евро. Раз в год коммунальная служба снимает все показатели со счетчиков в квартире и делает перерасчет. Каково же было мое удивление, когда в прошлом году мы получили на e-mail сообщение, что ближайшие четыре месяца можем не вносить оплату за коммунальные платежи, так как в предыдущий период заплатили больше, чем следовало.


Мы — понаехавшие

За пять лет в Праге у нас не появилось ни одного чешского друга. С чехами мы сталкиваемся в повседневной жизни на улице, в магазинах, офисах и барах, а записать кого-нибудь из них в приятели так и не смогли. Хорошие они ребята, интересные, но если выпьют, сразу становятся неудержимыми националистами и не забудут напомнить при возможности, что мы тут «понаехали».

Однако чехи не агрессивны. От них не исходит угрозы и желания вступить в драку. Они скорее могут вступить в долгие и нудные рассуждения на тему оккупационного режима, ущемления прав, подавления воли и интересов страны в 1968 году, но дальше разговоров дело не двинется.

Пожалуй, одно из первых чувств, которое испытываешь, перебравшись жить в Прагу, это чувство безопасности. Его нельзя разложить по полкам, найти в нем причину и основание. Оно либо есть, либо его нет. Это какое-то подкожное чувство, которое продиктовано инстинктом самосохранения.

В целом, в Праге к русскоговорящим относятся хорошо. Ведь еще несколько лет назад 60 процентов туристов, приезжавших в Чехию, были из России. А как не благоволить к тем, кто приносит деньги? Много ресторанов, магазинов, отелей и клубов до сих пор ориентировано на русскую щедрость.


Проза жизни и развлечения

Жизнь в Праге интересна и очень разнообразна. Словно попал в музей и живешь среди экспонатов. Так что независимо от количества денег в кармане, здесь можно наслаждаться каждым днем. Стало скучно или устал от работы, ноги в руки — и вперед, гулять по городу, впитывать его атмосферу.

Но чтобы чувствовать себя комфортно в Праге, нужно зарабатывать 800-1000 евро в месяц. Большая часть этих денег уходит на оплату квартиры и продукты.

Саму жизнь чехов нельзя назвать серой, рутинной и тяжелой. Они любят и умеют развлекаться. Возможно, все дело во вкусном пиве и сытных мясных закусках, или трезвом понимании того, что нельзя превращать свою жизнь в рабочий забег. Поэтому по вечерам парки и бары наполнены шумными компаниями.

Чехи не ждут, что кто-то со стороны придет и начнет их развлекать. Они находят счастье в простых вещах и довольствуются им. Эти люди не ставят перед собой цель купить дорогую одежду, машину бизнес-класса или обставить квартиру по последнему слову техники. Зато они сплавляются всей семьей на рафтах по рекам, катаются на лыжах, велосипедах, организуют разнообразные фестивали и выставки под открытым небом.


Средний класс

Здесь нет сильного социального расслоения. Пожалуй, средний класс в Чехии выражен наиболее явно. И основная ориентация товаров и продуктов — именно на него.

В Чехии много экономистов, маркетологов и философов, в отличие от докторов и инженеров. К последним здесь относятся с особым уважением и почтением, зная, что на эти профессии очень сложно выучиться. Помню, как меня удивил и одновременно порадовал один случай: однажды я сидела в очереди к зубному врачу, медсестра вышла в коридор и на ходу заполняла на меня карточку, чтобы не терять времени в кабинете. На вопрос: «Кто вы по образованию?» я ответила: «Инженер-строитель». Она вскинула удивленно брови и с уважением переспросила: «Пани инженерка?!» Меня пропустили без очереди и, казалось, вот-вот зааплодируют мне вслед. Это один из тех случаев, когда я поистине гордилась своим образованием. После этого я стала замечать на табличках у домофонной двери указание «инженер» или «доктор» рядом с фамилией владельца квартиры.

Люди очень гордятся этим образованием и даже советовали мне на визитках приписать «видеограф-инженер Кристина Кремко». Я смеялась и говорила, что если и дописывать, то уж по полной, то есть «видеограф-инженер-строитель Кристина Кремко» — ну, чтобы уже окончательно свести с ума сознательное население.


Из хобби в профессию

Когда переезжаешь в другую страну, то первый вопрос, с которым приходится столкнуться, — чем там заняться? «Поводок» натягивается, не позволяя вырваться из системы, в которой мы находимся с самого детства.

Одним из наших занятий на родине была видеосъемка. Со временем мы вывели ее на первый план из состава запасных. Я ночи напролет изучала монтажные программы и клеила ролики, а Саша снимал, снимал, снимал. Мы поставили себе четкую цель — иметь профессию, которая с легкостью приживается в любом уголке мира, и уже спустя полгода победили в нескольких номинациях в конкурсах, проводимых среди европейских видеографов, а недавно вошли в топ-25 лучших видеографов Европы по версии Европейской ассоциации видеографов EEVA PRO.

Чтобы зарабатывать на съемках и путешествиях, нам пришлось пройти довольно сложный путь. Сейчас мы реализуем себя в нескольких направлениях. Мы создали свой собственный продакшн, снимаем фильмы и передачи для частных лиц и компаний; продаем футажи редких кадров природы австралийским и американским компаниям; сами снимаемся в роли экспертов и ведущих в туристических сериалах, тестируем на себе активные и экстремальные туры на земле и воде; пишем статьи для порталов и трэвел-журналов. Открыли студию, снимаем свадьбы по всей Европе.

Но сразу после переезда в Чехию пришлось несладко. Знакомых особо не было, связей тоже, на профессиональном рынке мы были никому не известны. Этот период своей жизни мы назвали «голодаем за еду». То есть, для того чтобы войти на рынок и познакомиться с нужными агентствами, продюсерами, организаторами, на первых порах мы работали бесплатно или за сумму, покрывающую наши расходы. Поскольку мы не имели на руках европейского портфолио и опыта работы с европейскими компаниями, нас никто не хотел слушать.

Думаю, тогда мы пришли к выводу: если не знаешь, что делать, делай хоть что-то. Мы ходили на семинары, тематические выставки, творческие вечера, знакомясь там с людьми и рассказывая о себе. После этого, как правило, наклевывались небольшие проекты, где мы могли проявить себя. Ну а дальше по накатанной — чем прочнее под ногами фундамент из связей и контактов, тем больше потенциальных заказов.


Впечатления вместо ипотеки

Все свободное время мы тратим на путешествия. У нас свои приоритеты и система ценностей. Мы готовы тратиться на поездки в незнакомые страны и удобное снаряжение, в то время как наши друзья покупают новую модель BMW и берут квартиры в ипотеку. У нас за плечами впечатления, и все свободные деньги мы направляем на пополнение их запаса.

Чтобы интересно провести выходной день в Праге, не нужно сильно заморачиваться. Здесь можно найти массу развлечений для любой погоды и любого настроения. Практически каждую неделю на улицах города гремит какой-нибудь музыкальный фестиваль. В парках, если хорошая погода, друзья натягивают канаты между деревьями и практикуются в канатоходстве. Либо мы все вместе едем на велосипедах за город и ночуем в палатках под открытым небом.


Плохой врач Иванов

С чешским подходом к медицине нам пришлось столкнуться совсем недавно. Во-первых, разболелся зуб, и нужно было обратиться к стоматологу. Во-вторых, мне требовались услуги хирурга, дабы устранить последствие волейбольной травмы колена.

Зуб решили лечить в частной клинике, в одном из центров с хорошей репутацией. Первое впечатление от холла и медсестры: все такое лощеное и красивое, что хочется поскорее сбежать. Когда увидели прайсы за услуги врача, сбежать захотелось еще сильнее. Но решили полностью погрузиться в процесс и сравнить с лечением зубов в родном городе.

Одним из первых пунктов анкеты, которую пришлось заполнить перед посещением кабинета стоматолога, был вопрос: «Кто был вашим предыдущим стоматологом?» Меня это слегка рассмешило, и я написала условную фамилию «Иванов». Так вот, рассматривая пломбы, которые поставил в мои зубы мифический Иванов, чешский врач очень удивлялся. Он даже пошутил, что мы живем сейчас в XXI веке, а зубы я, кажется, лечила в XIX-м, и предложил заменить все старое на новое. Когда я увидела свой зуб, вылеченный чехом, то поняла, что стану его постоянной пациенткой, несмотря на цены. Разница в результатах была невероятной.

С хирургом сработала страховка, которая стоит примерно 100 евро в месяц на человека и покрывает покупку лекарств, услуги врачей, операции (в случае необходимости). В очереди к врачу сидят люди всех возрастов. Они пришли к определенному времени, указанному в талоне, и знают, что их сейчас примут. Поэтому никаких криков, споров и тяжелых вздохов: «Ну сколько можно ждать?» Поворотная ручка в двери кабинета только с внутренней стороны, то есть заглянуть, чтобы «только спросить», не получится. Вместе с каждым принятым пациентом в коридор выходит медсестра, чтобы вызвать следующего и ответить на все возникшие вопросы.

Врачи работают очень оперативно. Знают несколько языков и даже переходят на русский, который учили когда-то в школе в обязательном порядке. Поразило то, как врачи перестраховываются, уделяя диагностике большую часть времени. И если хоть один из интересующих их параметров не попадет в допустимые рамки, диагностику и обследование продолжат в другой клинике со сверхточным оборудованием.

Словом, если говорить о медицине и подходе к лечению пациентов, то Чехия и наша родина — это небо и земля.


Добрый маркетинг

Если обратить внимание на то, как выглядят чешские кошельки, то заметишь, что в них множество отделений для пластиковых карт. Ведь каждый магазин, в который ты заглянул, пытается привлечь тебя и сделать своим клиентом, предлагая накопительные бонусы и скидки. Порой кажется, что жизнь в Праге напоминает какую-то игру: купил хлеба и молока — получил наклейку. Собрал 10 наклеек — вот тебе бонусная книжка со скидками на товары. Купил товар — тебе скидка на молоко. И так далее.

Магазины работают с клиентом и реально, и виртуально. Оформляя на тебя пластиковую карту, просят указать дату рождения. И присылают красивые открытки, скидочные именные купоны и много добрых слов в день твоего рождения. И хоть ты вроде понимаешь, что все это маркетинг, все это ради того, чтобы ты лишний раз заглянул в тот или иной магазин и оставил там кругленькую сумму, обнаруживать в почтовом ящике разноцветные конверты очень приятно.


Вести с родины

Родители никогда нас не останавливали. Хотя, уверена, им было бы гораздо приятнее видеть нас рядом. Они всегда верили в нас и поддерживали, что придавало сил. А вот многие наши друзья и знакомые слабо верили в наш успех — слишком много неизвестного было на нашем пути. Но мы с Сашей были заодно, у нас была единая цель и гигантское созидающее упрямство.

В Брест приезжаем три-четыре раза в год, чтобы встретиться с родными и друзьями. Первое чувство, которое возникает, — ностальгия. Ностальгия по пельменям, драникам, оладьям, нормальной бане с березовым веником, задушевным кухонным разговорам с воспоминаниями и смехом. Сравнивать, оценивать, критиковать — бессмысленно. Это две разные страны, два разных мира. Родина всегда будет Родиной, местом, где мы родились и сформировались, а вот домом мы называем Чехию — место, где мы смогли реализоваться.

Фото: https://pixabay.com/

16:18
119
Нет комментариев. Ваш будет первым!